Вход для пользователей
E-mail: 
Пароль:   
 запомнить меня
регистрация   забыли пароль?
  Главная   Страны   Новости   Статьи   Фото галереи
>> все страны >> Бельгия >> Антверпен

Мидделхейм - Бельгия , Антверпен



Завершая краткий осмотр наиболее крупных и своеобразных художественных коллекций страны, необходимо познакомиться в Антверпене с музеем, чья оригинальность и новизна превосходят все музеи, что были рассмотрены выше. Разумеется, речь идет только о типе и характере экспозиции, а не о художественной оценке музейного собрания. Представьте себе огромный парк с прекрасными бархатистыми газонами, с красиво расположенными купами деревьев и кустов, парк английского типа, но без густых зарослей и неубранного валежника. Особое очарование этого парка — в легкой обозримости его красивых лужаек и в тишине, которую невольно боишься нарушить. Пространственные паузы рассчитаны в нем с математической точностью, так же как его дорожки, их изгибы, повороты, контуры газонов. Природа организована и обуздана, чтобы наилучшим образом служить фоном искусству. В этом парке расположен Музей современной скульптуры. Трудно назвать идею создания музея такого типа только прекрасной, она поистине блистательна. Наконец-то скульптура покинула залы и помещения и обрела свое истинное пристанище — воздух, свет и природу. Как бы ни были просторны залы музеев, скульптуре в них почти всегда душно, она неожиданно для себя приобретает камерность, тогда как ей свойственна монументальность, теряет широту содержания, ей нужны если не площадь, то по крайней мере живой простор, а не замкнутое ограниченное пространство. Рядом с картинами она блекнет, тускнеет, проигрывает — это очевидно. Ей тесно даже в соседстве с другими произведениями пластики. Разумеется, мы говорим лишь о тех работах, которые не предназначены для ансамбля, не составляют единого стилевого синтетического сплава с другими видами искусства.

Общеизвестно, что каждое скульптурное произведение организует вокруг себя определенное пространство, и чем оно само значительнее и шире по замыслу, тем большее пространство оно стремится захватить. В музейных залах при обычной нехватке места трудно учесть это необходимейшее условие экспонирования скульптуры. Из-за этого часто бывает нарушена для зрителя верность восприятия образного ее строя. Кроме того, рассеянный или искусственный свет нередко пагубно действует на впечатление, производимое материалом самой скульптуры, мертвит его. Зато как прекрасно смотрится бронза, гранит, мрамор, дерево при солнце или даже просто при дневном свете, но в природе, как естественна становится скульптура хотя бы только благодаря ожившему на свежем воздухе материалу, из которого она создана. Какое редкое наслаждение доставляет игра колеблемого воздухом света на ее поверхности, даже легких порывов ветра, которым она противостоит! Как удивительно полно реализуется, и до конца, замысел скульптора!

Мидделхейм — первый музей скульптуры, экспонирующий ее под открытым небом. Сам парк возник по инициативе городского муниципалитета из владений антверпенского патрициата. Городские власти купили земли, чтобы организовать «зеленую зону», необходимую для отдыха горожан. Из трех парков Антверпена Мидделхейм — самый красивый. Его название встречается в документах уже в 1342 году. В 1910 году он был куплен городом у частных владельцев. Во время второй мировой войны парк был разрушен бомбами. Он находился в плачевном состоянии также и благодаря расположившимся на его территории войскам. После войны его пришлось долго реставрировать.

В 1950 году летом в нем была организована первая Международная выставка скульптуры. И тогда же возникла счастливая мысль о постоянном экспонировании скульптуры столь удачно найденным способом. Надо отдать должное тому обстоятельству, что организаторы будущего музея ясно представляли себе многие трудности осуществления своего проекта, но тем не менее смело и решительно взялись за претворение в жизнь этой прекрасной идеи. Одним из главных инициаторов следует назвать бургомистра города Л. Крайбекса, доложившего о проекте будущего музея коммунальному совету 6 декабря 1950 года и получившего его единодушную поддержку, а также необходимое для его реализации финансирование. Бургомистр сам ездил в Париж, чтобы вести переговоры о предстоящих покупках для музея. Была организована специальная комиссия из скульпторов, художников, искусствоведов, хранителей музеев, архитекторов и представителей городских властей для разработки его статута и обсуждения необходимых приобретений. В создании музея приняли участие и иностранные искусствоведы, такие, как профессор Р. Паллукини, скульпторы Генри Мур и Осип Цадкин. Было решено осуществить в Мидделхейме музейную экспозицию, которая бы наглядно показала историю развития современной скульптуры, начиная с работ ее зачинателей — Огюста Родена, Константена Менье и Медардо Россо. Очень быстро удалось приобрести произведения выдающихся французских скульпторов — Майоля, Бурделя, Ренуара, Деспио, итальянских мастеров Марини и Манцу, англичанина Мура, а также работы бельгийцев Ваутерса, Минне и других.

Одновременно возникла и другая мысль — о постоянной организации в Мидделхейме международных выставок скульптуры, так называемых Биеннале, которые бы, в отличие от других, им подобных, не только устраивались раз в два года, но и функционировали в течение этих двух лет. Но здесь появилась трудность особого рода, связанная с условиями хранения экспонатов. На открытом воздухе может находиться только скульптура, выполненная в прочном материале. Гипс, глина совершенно исключаются. Кроме того, еще более существенная трудность появляется таким образом для скульпторов, которым реализовать свой замысел в камне или бронзе стоит неимоверных усилий и затрат. Тогда было решено устраивать ретроспективные выставки скульптуры какой-либо одной страны и присоединять к ней произведения современных мастеров, выполненные за последние годы. Эти Биеннале оказали совершенно неоценимую поддержку существованию и развитию музея. В парке Мидделхейм произведения современных мастеров проходили проверку и испытание временем, обсуждались на дискуссиях. Некоторые из них удостаивались чести быть приобретенными для музея.

Экспонаты Мидделхейма представляют все направления современной мировой пластики. Рядом с реалистическими здесь соседствуют работы экспрессионистического и абстракционистского толка. Размещенные в парке с удивительным вкусом и тактом, они все вместе дают любопытное зрелище устремлений и достижений скульптуры нашего столетия.

Особенно естественно чувствуют себя на открытом воздухе творения Аристида Майоля. «Средиземное море» — так назвал Майоль фигуру молодой обнаженной женщины, сидящей в глубокой задумчивости, подперши рукой голову. Ясный обобщенный контур замыкает ее фигуру. Движение и ритм форм исполнены величавой медлительности. Античность словно возрождается в спокойной и светлой гармонии образов Майоля.

Другой выдающийся скульптор Франции XX века — Антуан Бурдель — в своем «Геракле, стреляющем из лука», наоборот, собирает в одном образе всю волю и мускульное напряжение, максимально возможные для человека. Героический образ Геракла раскрыт в действии, в кульминационный момент. И поскольку все у Бурделя сосредоточено на передаче динамики и физического усилия, то мы присутствуем как бы при непосредственно совершающемся подвиге, приобщаясь к героическому его апогею.

Третий из великих ваятелей современной Франции — Шарль Деспио — известен более всего своими портретами, которые отличаются глубоко понятым в человеке индивидуальным началом и тонким психологизмом. Даже в обнаженной модели Деспио сохраняет это обостренно чуткое восприятие индивидуального своеобразия. Такова его «Ася», статуя нагой девушки, выполненная в 1937 году. Портретно не только ее лицо, но, если можно так выразиться, портретно ее тело. Все трепетное, тревожное состояние женской души, словно эхо, отражено в движении форм, скупом и немногословном, но точно и выразительно найденном.

Среди бельгийских скульпторов следует выделить талантливого Рика Ваутерса (1882—1916), человека разносторонне одаренного, оставившего также много превосходных живописных произведений. Если в живописи Рик Ваутерс примыкал к так называемому «брабантскому фовизму», то в пластических исканиях он отчасти находился под влиянием роденовского импрессионизма. Однако он сумел найти и в скульптуре свой собственный стиль. К лучшим его созданиям, бесспорно, принадлежит статуя «Сумасшедшая девушка», сугубо фламандская по духу. Танцующее молодое сильное тело, раскинутые руки, бессмысленно радостный хмельной смех необычайно выразительны: в них столько бурной энергии и темперамента, столько заразительного веселья и, что самое удивительное, — ни малейшей патологии, словно скульптор назвал ее сумасшедшей только лишь за неумеренно буйное проявление жизнерадостности. Рядом с ней другая статуя Ваутерса — «Домашние заботы»— производит совершенно иное впечатление. Будущая молодая мать словно прислушивается к чему-то внутри себя, умиротворенная и счастливая.

В Мидделхейме можно видеть много произведений формалистического характера. Одним из первых начал работать в экспрессионистической манере испанец Пабло Гаргалло. Его «Пророк» вызвал бурю споров, прежде чем был куплен для музея.

Бельгийская публика поначалу отнеслась крайне недоверчиво к этому памятнику, созданному еще в 1933 году. Ее здравый смысл и религиозное чувство восстали против такого пластического истолкования библейского образа. Действительно, разорванные куски бронзы, соединяясь вместе, образуют некое подобие человека, и это подобие не лишено известной аскетической и патетической выразительности. Как отмечает хранитель Музея истории искусств Ф. Бодуэн, вскоре дискуссии прекратились, зрители привыкли. Бедные зрители! К чему только они не должны привыкнуть в современном искусстве Запада.

Любопытным памятником в Мидделхейме является скульптурная группа «Пегас» шведа Карла Миллеса (1875—1955). Миллес работал в мастерской Родена в 1900 году. Большая часть его скульптур находится в Стокгольме в музее его имени. Точка опоры для летящего коня с юношей рассчитана с фантастической точностью. Идея порыва вдохновения нашла интересную, правда, несколько литературную пластическую интерпретацию, а сам прием расчета опоры наводит на мысль о желании произвести эффект, слегка напоминающий трюк. Бродя по Мидделхейму, внезапно наталкиваешься на «Фавна» Маскерини, причудливую фигуру лесного божества, играющего на двурогой флейте. Надутые щеки и сложно изогнутое тело фавна вызывают искренний смех. Он забавен своей нелепостью» нескладностью и дикостью. Странно изощренный силуэт этой декоративной скульптуры остается в памяти.

Мидделхейм хранит несколько произведений выдающегося скульптора наших дней Джакомо Манцу. Среди них —«Танцовщица», «Кардинал», бронзовые рельефы, рисунки. На всех работах Манцу лежит печать особой серьезности, философского раздумья. В «Положении во гроб» поражает простота и благородство формы, жизненная естественность композиции, сдержанность чувств, демократический типаж.

Осмотр парка Мидделхейма доставляет глубокое эстетическое наслаждение. Его оригинальный музейный принцип экспозиции безусловно заслуживает подражания.




Добавить комментарий >>
Ваше имя:
           
Комментарий:
2+4=
*
Введите сумму двух чисел.