Вход для пользователей
E-mail: 
Пароль:   
 запомнить меня
регистрация   забыли пароль?
  Главная   Страны   Новости   Статьи   Фото галереи   Рейтинг турсайтов

Беларусь: Замки Беларуси


Более тысячи лет белорусский народ героически отстаивал свою свободу и независимость от имперских амбиций соседних и более далеких государств, от наездов азиатских орд и нападений закованных в железо западных авантюристов, прикрывавшихся плащом с изображением креста.

Со времени первого государственного образования на территории Белоруссии - Полоцкого княжества, возникшего в конце прошлого тысячелетия, - и до создания суверенной Республики Беларусь борьба народа за свободу и независимость принимала разные формы, но никогда не прекращалась.

Однако здесь, как и повсюду в Европе, "цветок средневековья" мог существовать только под защитой и охраной надежных укреплений. В годы тяжелых испытаний, когда под угрозой оказывалось само существование народа, города становились для людей надежным домом, цитаделью, кузницей оружия, школой мужества и единства. Сквозь дымку столетий видятся нам островерхие шеломы городских башен, неприступные замки, одетые в прочную кольчугу укреплений, видятся отважные ратоборцы с оружием в руках.

Немало таких свидетелей древности на земле Беларуси. Коснитесь рукой их обомшелых старых стен - тепло жизни далеких пращуров тихо вольется в ваше сердце и наполнит его любовью, гордостью в уважением к безвестным и известным народным строителям, чьи умелые руки ворочали и обтесывали неподъемные валуны, валили необхватные деревья, из которых вставали потом недоступные для врагов цитадели. Эти трудовые руки защищали города. Народ называл свои укрепления замками. Слово замок сродни слову замок. И древние укрепления воистину были настоящими замками, отомкнуть, подобрать ключи к которым врагу чаще всего было не под силу.

Архитектурно-художественный облик белорусских средневековых замков всегда конкретен и индивидуален. Каждый из памятников имеет свою богатую историю, собственную строительную биографию. Но их роднит и объединяет одно: трудовой героизм и ратное мужество народа, самобытный талант и колоссальный труд строителей - "добродеревцев", "муралей", "дойлидов", землекопов - "копачей", "долокопов", "мурмейстеров" и "валмейстеров".
Гольшанский замок

На северо-западе Беларуси в нескольких километрах от Литвы находится деревня Гольшаны, которую историки еще называют музеем под открытым небом. Архитектурный облик Гольшан практически не изменился со стародавних времен.

Название деревни пошло от первых владельцев - князей Гольшанских, выходцев из известного и влиятельного рода литовского княжества. Мужчины рода Гольшанских занимали высшие государственные должности, а женщины побывали на престоле Королевства Польского и Великого Княжества Литовского. Так, Ульяна Гольшанская вышла замуж за великого князя Витовта Кейстутовича, а Софья Гольшанская обвенчалась с его двоюродным братом, польским королем Владиславом Ягайло, став родоначальницей целой династии королей - Ягеллонов.

Впрочем, отношения с королевским и великокняжеским престолом у князей Гольшанских складывались довольно непросто. В 1481 году православные князья Иван Гольшанский, Федор Бельский и Михаил Олелькович, недовольные притеснением, организовали заговор против польского короля Казимира Ягеллончика, младшего сына Ягайло и Софьи Гольшанской. Князья-заговорщики планировали убить монарха на свадьбе Бельского, после чего захватить власть в стране, передав престол князю Михаилу Олельковичу. В случае неудачи заговорщики планировали отделить свои владения от Литовского княжества и присоединить их к Московскому княжеству, присягнув на верность московскому князю Ивану III.

Однако накануне покушения заговор был раскрыт, Гольшанского и Олельковича казнили, а Бельскому удалось бежать в Москву. С тех пор род Гольшанских угас, а имение оказалось в собственности другого могущественного рода - Сапег. До сих пор на окраине Гольшан высятся развалины резиденции магната Речи Посполитой Павла Стефана Сапеги. Когда-то "Черный замок Ольшанский", воспетый в романе Владимира Короткевича, был самым красивым на территории Великого Княжества Литовского. Высокие шестигранные башни со шпилями, полы, выложенные керамической плиткой, отделанные гобеленами стены - вот что представлял собой этот архитектурный шедевр.

Личность самого Павла Стефана Сапеги также привлекает исследователей. Рыцарь без страха и упрека, ближайший друг короля Стефана Батория, он участвовал во многих военных кампаниях конца XVI - начала XVII веков. При короле Сигизмунде III Вазе Павел Стефан сделал головокружительную политическую карьеру, заняв должность подканцлера Великого Княжества Литовского, что позволило ему играть видную роль в общественной жизни Речи Посполитой.

В чем не везло Павлу Стефану Сапеге, так это в личной жизни - даже бытует мнение, что он был местным "синей бородой". Однако эта версия не соответствует действительности: просто три жены Павла Стефана - Халецкая, Альжбета Веселина, Екатерина Ославская - рано умирали, и магнату ничего не оставалось, как в очередной раз жениться. Лишь последняя, четвертая по счету жена, Софья Данилович, смогла пережить мужа, похоронив его в заранее подготовленной усыпальнице в соборе францисканцев. Кстати, детали надгробия демонстрируются в музее Гольшан, а каменные фигуры Павла Стефана и трех его жен были перевезены в Минск - их и сейчас можно увидеть в музее древнебелорусской культуры.

Не дала судьба Павлу Стефану наследника: от брака с Альжбетой Веселиной у него было трое дочек. Две из них, Евдоксия и Теофилия, стали монахинями. Младшая, Кристина, вышла замуж за Яна Ходкевича. Не пощадила судьба и само родовое гнездо - шедевр архитектуры белорусского Возрождения со временем превратился в развалины. Однако и сейчас поросшие травой руины несут на себе печать былого величия, производя неизгладимое впечатление на туристов.

Еще одна достопримечательность Гольшан - здание собора и монастыря францисканцев. С монастырским комплексом связана история, которую знают не только в Гольшанах, но и далеко за ее пределами. Монастырь был построен в 1618 году. Однако даже в те времена строители допускали брак - одна из стен неожиданно обрушилась. Рабочие восстановили постройку, однако стена рухнула вновь. Тогда Сапега пригрозил, что оставит строителей без оплаты. Каменщики прибегли к древнему и распространенному средству - для прочности решили замуровать в стену человека, который первым придет на стройку. Первой пришла юная жена самого молодого каменщика. Ее и замуровали в фундаменте строения.

Эта история передавалась из уст в уста в течение почти четырех веков, и считалась легендой. Однако несколько лет назад при проведении очистительных работ в подвалах монастыря в кладке XVII века были обнаружены человеческие кости. Студенты-медики, бывшие на экскурсии, без колебаний определили, что останки принадлежали молодой девушке, а неестественная поза скелета свидетельствовала о том, что это не является обычным захоронением. Неудивительно, что история Гольшан всегда привлекала к этому месту многочисленных любителей старинных преданий, к числу которых (что скрывать?) относится и автор этих строк.

Поэтому, входя под своды францисканского монастыря, где сейчас располагается филиал Национального художественного музея Беларуси, я испытывал вполне объяснимое волнение. Пока директор музея Чеслава Францевна Окулевич знакомила нас с историей замка и собора, меня мучила история о той замурованной бедняжке. Наконец, собравшись духом, я задал вопрос - правда ли, что в подземельях монастыря были обнаружена страшная находка? Чеслава Францевна подтвердила этот факт, добавив, что рабочие, которым было поручено перезахоронить кости, этого так и не сделали. С тех пор в монастыре происходят странные и таинственные события - внезапно зажигается и гаснет свет, слышатся шаги и вздохи, а некоторые посетители видели силуэт хрупкой длинноволосой девушки в белой одежде. Между тем, люди, склонные к творчеству, утверждают, что в монастыре на них нисходит небывалое вдохновение. Когда экскурсия закончилась, я сам еще раз обошел здание собора и монастыря. Чувства страха не было, наоборот, на душе было удивительно спокойно, легко, лишь немного кружилась голова.

Если побываете в Беларуси, обязательно посетите Гольшаны! Зайдите под своды замка Сапеги, пройдите по гулким монастырским коридорам, осмотрите экспонаты музея, погрузитесь в загадочную атмосферу ушедших веков. А, уходя, оставьте перед стеной монастыря букетик живых цветов.
Лидский замок

Лидский замок - своеобразное военно-оборонительное сооружение XIV в. Он возник в те тревожные годы, когда натиск крестоносцев на белорусские и литовские земли достиг наибольшей силы. Вместе с литовцами и украинцами население Белоруссии мужественно сражалось с врагом. Особенно манили захватчиков богатые земли Понеманья.

Чтобы закрыть рыцарям дорогу в глубь земель Великого княжества Литовского, князь Гедимин в 1323 г. приказал заложить в Лиде каменный замок. Новый боевой форпост принеманских земель строили около пяти лет.

Противостоять натиску крестоносцев тогда могли только те оборонные сооружения, которые учитывали тактику осады войск, вооруженных первоклассной потому времени военной техникой. С XII по XIV в. в Северной Европе и Прибалтике распространился тип особых замков-кастелей. Основу их мощи составляли высокие каменные стены в виде четырехугольника, под защитой которых размещался и жил гарнизон. Особенно много кастелей построили ливонские рыцари на захваченных землях Прибалтики. Небольшие по своим размерам эти укрепления были базами захватчиков, пунктами сбора дани с покоренных народов, местом рынков.

Зодчие Лидского замка, взяв за основу тип рыцарского кастеля, творчески подошли к решению сложной задачи. Исходя из местных строительных традиций, они создали мощное сооружение, пригодное для надежной защиты. За его стенами отныне могли найти пристанище жители не только города, но и соседних селений.

Строители удачно использовали рельеф местности, избрав для замка болотистую низменность, где речушка Каменка впадала в речку Лидею. На искусственном острове, насыпанном из песка и гравия, и было возведено это сооружение. Стены Лидского замка в плане напоминают трапецию, большое основание которой смотрит на север, туда, откуда чаще всего угрожала военная опасность. Перед северной стеной (длина ее около 93,5 м) лежал глубокий и широкий ров, который, видимо, наполнялся водой. Северную стену (длина около 80 м) прикрывали болотистые берега Каменки и Лидеи. Длина западной и восточной стен - соответственно 84 и 83,5 м.

Недалеко от северо-восточного угла замка толщу восточной стены прорезали два входа. Меньшие ворота ("фортка") при ширине прохода 2,5 м и высоте 3 м имели стрельчатую арку, облицованную болыпемерным кирпичом. Вторые (приблизительно 4,5 м ширины и около 6 м высоты) завершались полуциркульной аркой.

Меньшие ворота были как бы "черным" повседневным входом. Большие же открывались только для торжественного въезда князя либо знатных гостей.

В южной стене замка, на высоте около 2 м от земли, находился полуциркульный проем высотой около 3,9 м и шириной около 2 м. Судя по всему, это был запасной выход для гарнизона в критические моменты обороны.

Южная стена интересна также тем, что здесь сохранились до наших дней древние бойницы. Они бескамерные и в плане имеют форму трапеций, обращенных широким основанием внутрь замкового двора. При одинаковой высоте бойницы имели разную ширину и три их типа чередовались на стене. Бойницы предназначались для стрельбы из луков и арбалетов, а позже - и из легкого огнестрельного оружия. По периметру замковых стен, ниже бойниц, шла деревянная галерея - помост ("вулица"), устроенная на консольных балках. Подымались на помост по лестницам с перилами, которые размещались в северо-западном и юго-восточном углах замка.

Боевая галерея накрывалась специальной крышей, имевшей скат в сторону двора. Одновременно со стенами в юго-западном углу замка была сооружена башня в плане близкая к квадрату размером 11,3X11,3 м. Толщина ее стен достигала 3 м. Высота, очевидно, была намного выше 12-метровых замковых стен.

Есть сведения, что именно в этой башне находилась православная церковь св. Георгия Победоносца, вынесенная отсюда в город в 1533 г.

Вторая башня располагалась по диагонали от первой, в северо-восточном углу замкового двора. Построена она позже, видимо, в 80-е годы XIV в. или на рубеже XIV и XV вв., когда повсюду в Белоруссии и Литве совершенствовались оборонительные сооружения для решительного отпора крестоносцам. План второй Лидской башни - перекошенный разносторонний четырехугольник размером 12X12,5X12,3X12,15 м.

Археологические и письменные источники свидетельствуют, что на всех этажах имелись покои и залы: на нижнем, перекрытом крипичным сводом, находилась тюрьма, выше - суд и архив. Жилые помещения занимали верхние этажи. Лестница для подъема располагалась в толще стены.

Размещение замка на болотистой низменности во многом сняло проблему водоснабжения. В ходе археологических раскопок на территории замкового двора найдено несколько средневековых колодцев. Немалое значение имел большой пруд на Лидее и Каменке, который закрывал прямые подступы с восточной и юго-восточной сторон.

За века своего существования Лида и ее замок неоднажды отбивали приступы врагов. Уже после смерти Гедимина, когда Лида стала столицей удела князя Ольгерда, а потом его сына Ягайлы, между князьями начались долгие распри за великокняжеский престол. Этим раздором воспользовались крестоносцы. В 1384 г. после продолжительной осады и штурма они захватили замок. В декабре 1392 г. отряды рыцарей во главе с командорами Яном Румпенгаймом, Конрадом Лихтенштейнским и их союзником князем Витовтом переправились возле местечка Алитус через Неман и по скованным морозом болотам подошли к стенам Лид-ского замка. Вместе с ними поискать грабительского счастья притащились и английские рыцари, которых возглавлял молодой граф П. Нортумберлендский.

Противник "зажег подзамче" и, ограбив город, осадил замок. Князь Дмитрий Корибут, который руководил его обороной, имел достаточно сил, но, напуганный рыцарями, решил оставить замок. Дождавшись ночи, он с гарнизоном направился в сторону Новогрудка. Рыцарям досталось большое количество оружия и военной амуниции.

Зимой 1394 г. крестоносцы вновь напали на Лиду. И снова в походе приняли участие английские рыцари во главе с графом Бэдфордом, а также французский отряд. Но на этот раз захватчикам поживиться ничем не удалось: жители сами сожгли свои дома и, закрывшись в замке, мужественно отразили все вражеские штурмы. С 1396 по 1399 г. в Лидском замке жил изгнанный из Золотой Орды хан Тохтамыш: князь Витовт дал ему здесь пристанище, надеясь помочь ему вернуть трон, а затем использовать Тохтамыша в борьбе против Московского княжества. Однако в битве на Ворскле дружины Витовта были уничтожены войсками соперника неудачника-хана.

5 августа 1406 г. под стенами Лиды появились отряды смоленского князя Юрия Святославовича. Он шел выручать из неволи свою семью, которую годом ранее Витовт полонил, захватив Смоленск. После нескольких неудачных штурмов смоляне сняли осаду. Не поддался замок и князю Свидригайло (1433г.), который вел долгую войну с Жигимонтом.

С 1434 по 1443 г. замок стал прибежищем для еще одного хана-изгнанника Довлет-Хаджи Гирея. Правда, его судьба оказалась более счастливой, чем Тохтамыша : с помощью Великого княжества Литовского он стал ханом перекопских татар.

После долгого военного затишья в 1506 г. появился под стенами Лиды один из загонов крымских татар, однако рискнуть на штурм замка он не решился.

Средневековая Лида состояла из замка, княжеского двора, собственно города с подзамчьем и Заречья. Княжеский двор, или замковый фольварк, как его часто называли еще в XVIII в., размещался над речушкой Каменкой, на северо-запад от замка. Возле него были мельницы, винокурня, различные другие хозяйственные строения.

"Место" лежало на север от замка. Его историческим центром считался рынок, от которого отходили всего четыре улицы: Виленская - в сторону Вильни, Замковая - к замку, Каменская - к Каменке и далее по дороге на Василишки и Острину и улица Кривая, которая соединяла Каменскую улицу с рынком. Заречье в те времена было небольшим - всего несколько десятков хат. Своих укреплений город Лида не имел.

Во время долгой русско-польской войны середины XVII в. каменные стены и башни Лидского замка ощутили всю силу новейшей тогдашней осадной техники. После продолжительной осады и артиллерийского обстрела летом 1659 г. 30-тысячное войско воеводы Никиты Хованского взяло замок штурмом. Сильно поврежденный, он был совершенно разрушен в 1702г., когда один из шведских отрядов подорвал его башни. В то время стратегического значения замок уже не имел. Начался период запустения и разрушения старого укрепления, которое последний раз использовал по назначению отряд повстанцев Т. Костюшки в 1794 г.

В конце XIX в. местные предприимчивые дельцы начали ломать замковые стены и пускать кирпич и камень на продажу. Однако после решительных протестов лидских любителей древностей этот вандализм удалось остановить.

В начале нашего столетия императорская археологическая комиссия выделила 946 руб. на проведение работ по консервации Лидского замка, но сделано было немного: замок частично обмерили, зафотографирова-ли башни и стены и разобрали ненадежные места кладки.

В 20-е годы частичные консервационные работы провели польские реставраторы. В 80-е годы реставраторы Министерства культуры БССР восстановили завершения стен и северо-восточную башню, где разместится Музей истории города Лиды.
Кревский замок

В долине между высоких пригорков, на низком лугу, у слияния речушек Кревянка и Шляхтянка, встал в 30-е годы XIV в. каменный замок Кревского княжества. Тогда здесь правил сын Гедимина - Ольгерд (в замке он жил с 1338 по 1345 г.).

Своей планировкой этот интересный памятник военной архитектуры XIV в., расположенный в Сморгонском районе Гродненской области, напоминает Лид-ский замок. Форма его - неправильная трапеция, обращенная большим основанием в напольную сторону. С востока, юга и частично с запада и севера замок защищали воды Кревянки и Шляхтянки, перекрытых плотиной.

Как и в Лиде, здесь было всего две башни, размещенных по диагонали. Однако Кревский замок имеет с 30-сантиметровым цоколем. Он лежит на подушке из дубовых и еловых жердей и веток. Низ каменного фундамента северной стены устроен на глине. До высоты 4 м замковые стены сделаны из камня. Выше (и только с внешней стороны) - кирпичная кладка толщиной 65 см, а основу стены составляет все тот же валун. Внутри западной стены, как и в стенах Княжеской башни, сохранились отверстия от балок внутренней деревянной связи. Они шли параллельно трассе стен и были предназначены укреплять их, предотвращать неравномерную осадку и другие динамические воздействия.

Ранее высота стен Кревского замка достигала 12- 13 м. Теперь только отдельные их фрагменты (с северной стороны) имеют высоту около 10 м. Принцип организации огня такой же, как и в Лидском замке. На высоте 10 м по всему периметру на деревянных балках размещалась боевая галерея - помост. Стреляли защитники замка сквозь бойницы, размещенные черен каждые 2,4 м.

На стыке восточной и южной стен, изнутри, стояла еще одна башня размером 11X10,6 м (ее возвели позже), которая имела не менее четырех этажей.

В южной стене Кревского замка, как и в Лиде, расположен проем запасного выхода. Ширина его достигала 2,8 м, а высота - 4,2 м.

Еще один запасной ход находился в западной стене. У самого низа ее прорезает проем стрельчатой формы шириной 2,2 м и высотой 2,5 м. Некоторые исследователи считают его "впуском" для воды, наполнявшей пруд ("сажалку") на территории замкового двора. Но если учитывать функциональную целесообразность и размеры проема, то становится ясно, что это мог быть и запасной ход.

При раскопках на замковом дворе найдено много керамики XIV-XVII вв., терракотовая и поливная кафля, фрагменты стеклянных изделий, черепица, оружие, остатки хозяйственных построек.

Кревский замок был свидетелем и местом многих исторических событий. Уже вскоре после постройки он подвергся нападению. Остатки сожженной боевой галереи и каменные ядра, найденные в ходе раскопок под западной стеной, не оставляют в этом никакого сомнения. В 1382 г. в подземелье центральной башни по приказу Ягайлы задушили его "дядьку" - князя Кейстута, основного претендента на великокняжеский престол. В 1385 г. в Кревском замке разрабатывались условия объединения Великого княжества Литовского и Польши под властью Ягайлы (Кревская уния). В 1433 г. Кревом овладел мятежный князь Свидригайло, претендовавший на великокняжеский стол. "И при-де ко Креву,- сообщает летопись,- и стояша 2 дни, взяша Крево мурованны и сожже, а людей много посекоша и в полон поведоша". В 1503-1506 гг. замок не раз осаждали и значительно его повредили перекопские татары. Почти в это время проезжавший здесь путешественник и дипломат Сигизмунд Герберштейн отметил в своих дорожных записях: "Крево - местечко с покинутой крепостью".

Вероятно, вскоре все же замок был восстановлен, поскольку в 1519 г. в ходе глубокого рейда в глубь Белоруссии войска московских воевод "воеваша и плениша... Крев".

Во второй половине XVI в. здесь жил беглый русский князь Андрей Курбский. Замок постепенно терял свое оборонное значение, однако в XVIII в. еще находился в сносном состоянии. Позднее началось его разрушение, довершенное в годы первой мировой войны, когда через Крево проходила линия фронта. Более трех лет здесь велись позиционные сражения. Замок оказался на немецкой стороне обороны. В нем были сооружены бетонные убежища (в Малой башне и у южной стены), наблюдательные пункты. Во время их обстрелов древний замок очень сильно пострадал, особенно Княжеская башня. Кирпичная облицовка во многих местах отслоилась и даже обвалилась. Северная стена укрепления наклонилась на 10°. В 1929 г. польские реставраторы укрепили ее контрфорсом 2-метровой ширины и законсервировали. Облицовку главной башни связали железными затяжками, а щели залили известковым раствором. Тогда же подмуровали остатки северо-восточной стены, укрепленные эскарпом.

В наши дни в замке проведены основательные исследования. Памятник включен в туристический маршрут.

Возведение замков типа "кастель" было важным шагом на пути развития местного военного зодчества. Здесь получил начало и развился принцип фланкирующего огня из башен, вынесенных за периметр стен. Плановая композиция четырехугольного оборонительного сооружения в дальнейшем станет характерной особенностью белорусского зодчества XV и XVI вв. Эти замки сыграли важную роль в защите Понеманья от крестоносного нашествия и внесли немалый вклад в дело окончательного разгрома Тевтонского ордена.
Каменецкая башня

Уникальным памятником оборонного зодчества второй половины XIII в. является каменная башня, которая сохранилась до нашего времени в г. п. Каменец Брестской области.с Каменецкая башня (Каменецкий столп) стоит на высоком песчаном пригорке левого берега реки Лесной.

История башни тесно связана с городом Каменцом, возникшим как пограничный опорный пункт князя Владимира Васильковича против литовского князя Тройдена, с которым не раз приходилось воевать. В 1276 г. после очередного примирения с Тройденом Владимир Василькович решил заложить на реке Лесной "град". Для этого важного дела сюда был послан известный "градоруб" Алекса, немало срубивший "градов" еще при отце Владимира Васильковича. Через некоторое время при участии местных жителей соорудили "столп камен высотою 17 саженей. Подобен удивлению всем зрящим на нь".

Точная дата возведения памятника древней архитектуры неизвестна. Исходя из сведений Ипатьевской летописи, его "помуровали" где-то между 1276 и 1288 гг.

Толщина стен этого 30-метрового "столпа" достигает 2,5 м, внешний диаметр - 13,5 м. Стоит башня на мощном фундаменте из булыги, пересыпанной чистым мелким песком. Высота фундамента - около 2,3 м, а его внешний диаметр - около 16 м.

Башня сложена из брусчатого кирпича темно-красного и желтоватого колеров, с чрезвычайно хорошей перевязью швов.Каменецкая башня. Рисунок Н. Орды середины XIX в. Величественная, монументальная башня вверху несколько более узкая и не имеет ни вертикальных, ни горизонтальных членений. Ствол ее сложен с легким наклоном к вертикальной оси.

Стены башни прорезаны бойницами. В первом ярусе их две, во втором и третьем - по три, а в четвертом - две бойницы и один большой стрельчатый проем. (Некогда он выводил на балкон, устроенный на консольных балках.)

Бойницы четырех нижних ярусов узкие, щелевидные, расширяющиеся внутрь, завершаются полуциркульными арками. Пятый ярус имеет четыре бойницы. Форма их стрельчатая, но арки скругленные и имеют незначительную стрелу подъема. Бойницы пятого яруса, в отличие от всех остальных, расширяются не только вовнутрь, но и вовне.

Между этими бойницами расположены 4 плоские ниши с полуциркульным завершением Фотоснимки Канером, осадили соседний замок Вельск, а затем после грабежей через труднопроходимую Беловежскую пущу вторглись на Каменетчину, которую также разорили. Тот же Теодор фон Эльнер возглавил третий поход на Брестчину в начале августа 1379 г. Многочисленное войско осадило замок Мельник, а затем опустошило Каменецкую землю. Следует подчеркнуть, что источники того времени ни разу не упомянули об удачной осаде Каменецкого замка. Вероятно, конным рыцарям, с трудом пробивавшимся через непроходимые окрестные пущи, было не под силу взять без осадных орудий укрепления, подобные Каменцу.

В 1382 г. город был захвачен внезапным нападением войск польского князя Януша Мазовецкого. Лишь один год смог князь удержать Каменец в своих руках, а затем, после 7-дневной осады, им овладел литовский князь Ягайло.

В период затяжной междоусобицы с Витовтом Ягай-лу в 1390 г. снова пришлось осаждать город, который он взял "з великою трудностью" после энергичной осады.

Стоявший на перекрестке торговых путей, Каменец был важным стратегическим пунктом, укрепления его долгое время находились в постоянной готовности. Причиной тому были и походы крестоносцев, и близость " польскому порубежью, а позднее, в XVI в.,- и угроза нападений крымских татар. Известно, что в 1500 г. 15-тысячная конница сыновей хана Менгли-Гирея "воевала Каменец-Литовский". Впрочем, видимо, безуспешно, так как осаждать каменные укрепления татары не умели. Проезжавший в 1517 г. через город известный дипломат и историк С. Герберштейн отмечал в своих путевых заметках: "Каменец - город с каменной башней в деревянном замке"

Во время русско-польской войны середины XVII в. город и его укрепления были разрушены. Однако в 1771 г. город снова уже состоял из "места" и замка. Еще в начале XIX ъ. вокруг Каменецкой башни существовали остатки средневековых укреплений замка с земляным валом, окруженным с трех сторон обоменецкой башни конца XIX - начала XX в., на которых видны эти ниши со следами древней побеленной штукатурки, свидетельствуют, что ниши сначала штукатурили, а потом белили. Это придавало строгому и величественному сооружению черты скромной неброской красоты. Над пятым ярусом башни сохранились остатки кирпичного купольного свода, который существовал еще в середине XIX в.

С третьего яруса начинается кирпичная лестница, освещаемая двумя узкими окошками. Она идет в толще стены, выходя на самый верх башни, на боевую площадку, прикрытую 14 зубцами. Каждый зубец имеет сквозное отверстие, формой и размером равное "тычку" или "ложку" кирпича. Отверстия скорее всего служили защитникам башни в качестве наблюдательных щелей во время интенсивного вражеского обстрела.

Каменецкая башня, как и большинство других военных сооружений той поры, имеет вытянутые вверх формы, лаконичные и простые, чуть декорированные легкими штрихами раннеготических архитектурных форм: стрельчатыми проемами и окнами с трехлопастным завершением, архивольтом арки дверного проема в четвертом ярусе, нервюрными сводами на "гирьках". Они тонко прорисовываются на могучем теле сооружения вместе с полуциркульными арками плоских ниш и бойниц, характерных для романской архитектуры.

Завершение башни - зубчатая лента древнеславян-ского поребрика из четырех рядов кирпичей, положенных на угол, перекликается с орнаментальным:! мотивами народного искусства и как бы подчеркивает изна-чальность местных строительных традиций и истоки их своеобразия, с которых начался постепенный переход от романского стиля к готике.

В 70-х годах XIV в. Брестское Побужье, включая и Каменец, становится объектом нападений рыцарей-крестоносцев. Впервые они появились здесь в 1373 г., разорив всю Каменецкую землю. В июне 1375 г. рыцари, возглавляемые комтуром из Бальги Теодором фон Эльрешительным рвом, а с четвертой - защищенным рекой.

В 1903 г. над первым и вторым ярусами башни разобрали поздние своды, сооруженные между 1827 и 1889 гг. Тогда же от башни отбросили 3-метровый пласт культурного слоя и насыпали вокруг нее кольцеобразный вал, облицованный камнем. В валу для дренажа сделали три скрытых канала.

Теперь Каменецкая башня приспособлена под филиал Брестского областного краеведческого музея и стала местом многочисленных экскурсий туристов Белоруссии, Прибалтики и отдаленных городов страны.

Что касается названия "Белая вежа", которое прочно закрепилось за Каменецкой башней, то следует подчеркнуть, что это ошибочное название. Оно возникло в XIX в. Его внедрили местные краеведы, которые полагали, что башню в древности белили. На самом деле впервые ее побелили (и совершенно напрасно) в начале 50-х годов нашего столетия. В последнее время в башне проведены реставрационные работы.
Заславский замок

В XIV-XVII вв. огромное значение приобрело огнестрельное оружие, которое начало играть главную роль во время осады городов и замков. Использование в бою артиллерии вызвало увеличение толщины стен и диаметра башен, а также дальнейшее существенное совершенствование системы укреплений. В конце XV в. фортификаторы изобрели бастионы, которые произвели настоящую революцию в системе обороны. Эта система впервые появилась в Италии в конце XV в.

В XVI-XVII вв. бастионная система укреплений быстро распространилась во всей Европе, в том числе и в Белоруссии, Литве. Здесь на основе местных строительных традиций она получила новую интерпретацию.

Одним из первых бастионных сооружений в Белоруссии нужно считать замок князей Глебовичей в Заславле. Он размещался севернее города и на высоком пригорке занимал площадь 200X100 м. 4-угольный в плане, замок некогда отделялся от "места" довольно широким и глубоким рвом с водой. Система прудов на речушке Княгиньке значительно повышала уровень воды и фактически превращала замок в островное укрепление.

Исследователи XIX в. К. Тышкевич и Р. Игнатьев, которые детально изучили в свое время эти укрепления, свидетельствуют, что бастионы и куртины Заславскогозамка были обмурованы камнем и кирпичом, куртины имели промежуточные бастионы. Это, кстати, хорошо видно на плане замка, снятом в 1840 г. К. Тышкевичем. В 70-е годы XIX в. Р. Игнатьев отмечал, что дополнительные бастионы, сделанные из камня, кирпича и земли, местные жители разобрали на строительные нужды. На разных участках вала тогда еще существовали остатки каменных стен (скорее всего каменного бруствера), которые примыкали к бастионам.

У юго-восточного бастиона находилась традиционная для земель Белоруссии двухэтажная въездная замковая брама. Толщина ее стен достигала 2 м. Она закрывалась сдвоенными створками ворот на въезде и выезде, хорошо фланкировалась с углового бастиона.

Под брамой находилась тюрьма в виде длинного каменного тоннеля. С местом замок соединялся деревянным мостом, последний пролет которого, очевидно, поднимался специальным воротом. Таким образом, Заславский замок - образец староитальянской фортификационной системы укреплений и может датироваться серединой XVI в. Наиболее вероятно, что он сооружен во время княжения Ивана Глебовича, который владел Заславлем и построил здесь реформистский храм. В его 35-метровой башне, пристроенной позднее, имелись бойницы, что еще более усиливало обороноспособность замка. Сегодня здесь находится музей народных ремесел.

Источник: 100dorog.ru



загрузка...
  • Реклама
  • загрузка...